Бесплатная консультация эксперта на проведение рецензии для суда:
* Нажимая на кнопку «Отправить», Вы даёте согласие на обработку своих персональных данных.
Пример рецензии на судебно-психиатрическую экспертизу
Пример рецензии на судебно-психиатрическую экспертизу
Пример рецензии на судебно-психиатрическую экспертизу

Заключение специалиста по материалам уголовного дела №118022200680019, заключения комплексных судебных сексолого-психолого-психиатрической комиссий экспертов отделения амбулаторных судебно-психиатрических экспертиз ГБУЗ Нижегородской области «Нижегородская областная психоневрологическая больница №1 им. П.П.Кащенко» от 07.08.2016г. №3334.

Заключение специалиста
№ 11 от 12 сентября 2018 г.

Специалисту ООО «Организация независимой помощи обществу», Сергееву Сергею Александровичу поручено составление заключения специалиста по материалам уголовного дела №1540222022200123, заключения комплексной судебной сексолого-психолого-психиатрической комиссии экспертов отделения амбулаторных судебно-психиатрических экспертиз ГБУЗ Нижегородской области «Нижегордская областная психоневрологическая больница №1 им. П.П. Кащенко» от 12.07.2016г.№3334

Сведения об образовании

Сергеев Сергей Александрович имеет диплом АВС№5561784 о высшем образовании Рязанского государственного медицинского университета им. акад. И.П.Павлова по специальности «Лечебное дело» от 1999г.; удостоверение№691 об окончании интернатуры по специальности «Психиатрия» на базе Рязанской областной клинической психиатрической больницы от 1999г.; сертификат №3354394787 по специальности «Психиатрия» выданный ФГБО ВО РГМУ МЗ РФ от 21 марта 1999 года; сертификат №0699884 по специальности «Психиатрия-наркология» выданный ФГБО ВО РГМУ МЗ РФ от 21 июня 2016 года; диплом о профессиональной переподготовке ПП-I№414799 по программе Психология. Клиническая психология. Стаж работы с 1999г., 18 лет, имеет высшую категорию по специальности психиатрия.

На исследование предоставлено:

1. Копии заключения комплексной судебной сексолого-психолого-психиатрической комиссии экспертов отделения амбулаторных судебно-психиатрических экспертиз ГБУЗ Нижегородской области «Нижегородская областная психоневрологическая больница №1 им. П.П. Кащенко» от 03.05.2018г.№1170

2. Копии заключения комплексной судебной сексолого-психолого-психиатрической комиссии экспертов отделения амбулаторных судебно-психиатрических экспертиз ГБУЗ Нижегородской области «Нижегородская областная психоневрологическая больница №1 им. П.П. Кащенко» от 12.07.2016г.№3334

СПИСОК ИСПОЛЬЗУЕМОЙ ЛИТЕРАТУРЫ И ИСТОЧНИКОВ ИНФОРМАЦИИ:

1. Федеральный закон от 31 мая 2001г. №73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации».

2. Датий А.В. Судебная психиатрия: Учебное пособие. - М., 2002.

3. Датий А.В. Судебная медицина и психиатрия: Практикум. - М., 1997.

4. Датий А.В. Судебная медицина и психиатрия: Учебник. - М.: РИОР, 2007.

5. Датий А.В. Судебная медицина и психиатрия: Практикум. - М.: ЮНИТИ, 2002.

6. Датий А.В., Воронцова Л.Ф. Проблемы Судебной экспертизы. Программа спецкурса. - М., 2001.

7. Жариков Н.М., Морозов Г.В., Хритинин Д.Ф. Судебная психиатрия: Учебник для вузов. - 4-е., перераб. и доп. - М.: Норма, 2006.

8. Коркина М.В., Лакосина Н.Д., Личко А.Е. Психиатрия: Учебник. - М., 1995.

9. Судебная психиатрия: Учебник/ Под ред. проф. А.С. Дмитриева, проф. Т.В. Клименко. - М.: Юристь, 1998.

10. Руководство по судебной психиатрии в 2 томах, 3-е изд. пер. и доп. Практическое пособие/под. ред. проф. А.А.Ткаченко. – М.: Юрайт, 2017г.

11. Сафуанов Ф.С. Судебно-психологическая экспертиза, 2-е изд., пер и доп. –М. Юрайт, 2017г.

10. Судебная психиатрия. Курс лекций: Учебное пособие для вузов/ Г.Р. Колоколов. - М.: Издательство «Экзамен», 2006.

11. Кудрявцев И.А. Комплексная судебная психолого-психиатрическая экспертиза: Методическое пособие. - М.;1996/.

12. Судебная психиатрия. Руководство для врачей. - Москва “Медицина” 1988.

13. Лебедев Б.А. Психические расстройства сосудистого генеза//Руководство по психиатрии. М.,1988.

14. Медведев А.В. Сосудистые заболевания головного мозга//Руководство по психиатрии/Под ред. А.С. Тиганова. М.,1999. Т.2

15. Ward T., Keenan T., Hudson S.M. Understanding cognitive, affective and intimacy deficits in sexual offenders; a developmental perspective // Aggression and Violent Behavior. #5. P. 41-62.

Исследование

Как следует из представленных материалов, ХХХХХХХ 10.08.2015г., около 23 часов, находясь в д.12 по ул. Ленина Воскресенского района Нижегородской области, используя беспомощное состояние ХХХХХХХХ, в котором она находилась в силу своего малолетнего возраста, не менее двух раз совершил с нею половое сношение путем введения полового члена во влагалище ХХХХХХХ удовлетворив таким образом свою половую страсть и причинив потерпевшей физическую боль.

Амбулаторная судебно-психиатрическая комиссия отделения амбулаторных судебно-психиатрических экспертиз ГБУЗ Нижегородской области «Нижегородская областная психоневрологическая больница №1 им. П.П. Кащенко» от 12.07.2016г.№3334 дала заключение, что ХХХХХХХ, не обнаруживает признаков психического расстройства, которое лишало бы его способности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими, в периоды совершения инкриминируемых ему деяний он не находился в состоянии какого-либо временного психического расстройства, мог осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими, в настоящее время также может осознавать фактический характер своих действий и руководить ими, правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела и давать о них показания, может принимать участие в следствии и суде самостоятельно осуществлять свои процессуальные права, в применении принудительных мер медицинского характера он не нуждается, не обнаруживалось также на момент освидетельствования признаков расстройства сексуального предпочтения в виде педофилии, равно как и каких-либо болезненных расстройств сексуальной сферы, препятствующих совершению им полового акта. Амбулаторная судебно-психиатрическая комиссия отделения амбулаторных судебно-психиатрических экспертиз ГБУЗ Нижегородской области «Нижегордская областная психоневрологическая больница №1 им. П.П. Кащенко» от 12.07.2016г.№3334 дала заключение, что ХХХХХХХХ не выявляет каких-либо признаков психического расстройства, понимала биологическую сущность совершаемых с ней действий (их сексуальную направленность, то есть характер действия), не могла понимать значение осуществляемых в отношении нее сексуальных действий, не могла оказывать им сопротивления, может правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для уголовного дела, и давать о них показания, а также запоминать и воспроизводить воспринятое.

1. Заключение комплексной судебной сексолого-психолого-психиатрической комиссии экспертов в отношении ХХХХХХХ, вызывает серьезные замечания в первую очередь с точки зрения соответствия его нормативным требованиям к экспертному заключению. Согласно ст. 14 Федерального закона «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» № 73-Ф3 от 31.05.2001 г. руководитель судебно-экспертного учреждения обязан взять у эксперта «Подписку» и направить ее вместе с заключением в орган или лицу, назначившему экспертизу. При этом руководитель обязан разъяснить эксперту права и обязанности и предупредить его об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения по ст. 307 УПК РФ до начала производства экспертизы, т.е. «Подписка» должна выполняться на отдельном листе бумаги и ранее, чем само заключение эксперта.

В анализируемом заключении судебной сексолого-психолого-психиатрической комиссии экспертов сообщение эксперта о том, что он предупрежден об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения, выполнено вместе с текстом заключения, на первом его листе. Фактически эксперт дал «Подписку» уже после того, как он оформил заключение, что является нарушением установленного законом порядка производства судебной экспертизы, что в конечном итоге могло повлиять на объективность результатов исследования.

Таким образом «Подписка», как реквизит заключения эксперта, оформлена с нарушением требований законодательства о судебной экспертизе, т.е. фактически она в представленном заключении отсутствует. Отсутствие в деле «Подписки» лишает заключение эксперта доказательственного значения, т.к. означает, что при производстве судебной экспертизы не были соблюдены гарантии объективности эксперта, и он не может быть привлечен к уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения.

2. Анализируя заключение экспертов в отношении ХХХХХХХХ, следует отметить формальность самого заключения. Претензии могут быть обращены к анамнестической части акта, которая подается в краткой форме и содержит лишь краткое фактическое перечисление основных событий жизненного пути—детский сад, школа, училище («Развивался нормально. В детстве болел простудными заболеваниями…посещал детский сад. Учиться начал с 7 лет, в общеобразовательной школе…Окончил 9 классов. В настоящее время учится на 2 курсе училища…») причем упоминание этих обстоятельств не сопровождается раскрытием личностных особенностей подэкспертного, его индивидуальных установок, направленности его интересов, позволявших бы оценить своеобразие его личностных характеристик. Кроме того, уязвимость подобной манеры изложения клинически значимой информации определяется тем, что экспертами не указываются источники приводимых ими фактов, среди которых могут быть материалы дела (к примеру, показания свидетелей, самого обвиняемого), а также самоописания испытуемого. Это противоречит сложившимся традиционным принципам составления экспертных заключений, согласно которым «при ссылке на ту или иную информацию обязательно указание источника ее получения вплоть до приведения номера страницы уголовного дела («Стандарты судебно-психиатрических экспертных исследований ГНЦ им. В.П. Сербского», 2001, Приказ МЗ РФ от 12.08.2003г. №401).Несоблюдение данных правил приводит к тому, что категоричная констатация экспертами отсутствия определенных клинических фактов не находит видимой опоры ни в объективных материалах, ни в исследовательской части акта, и в исследовательских частях заключения экспертов подменяется опорой на самоописание подэкспертного.

Стоит учесть, что производство экспертизы, как система процессуальных действий, направленных на получение экспертного заключения как доказательства, включает в себя три этапа: 1. Подготовка и назначение экспертизы; 2. Проведение экспертом (экспертами) исследований и составление заключения; 3. Проверка и оценка следователем (судом) заключения и иные действия следователя (суда) после получения ими экспертного заключения. Субъекты производства подготовки и назначения экспертизы выступает, как лицо или орган, назначившие экспертизу по делу (суд или следователь) обязаны: выявить саму потребность в производстве экспертизы; сформулировать экспертное задание в виде вопросов к экспертам; собрать объекты и материалы, подлежащие экспертному исследованию; выбрать конкретного эксперта (или экспертов) или экспертное учреждение и поручить им проведение экспертизы в порядке УПК. Целый ряд необходимых для успешного проведения экспертизы действий вправе совершать только субъект, назначивший экспертизу, который не может перелагать их на экспертов. Сказанное в первую очередь касается материалов, подлежащих экспертному исследованию. Самостоятельно собирать их эксперты неправомочны. Эксперт не вправе как самостоятельно собирать материалы для экспертного исследования ( п.2 ч.4 ст. 57 УПК) (если в ходе проведения экспертизы выявляется необходимость в дополнительных материалах и объектах для исследования, то эксперт правомочен лишь ходатайствовать об их предоставлении перед субъектом, назначившим экспертизу), так и «без ведома следователя и суда вести переговоры с участниками уголовного судопроизводства по вопросам, связанным с производством судебной экспертизы» (п.1 ч.4 ст. 57 УПК РФ). Такие материалы включают в себя медицинские документы, а также допрос лиц, знавших данного гражданина об особенностях его развития, жизни, поведения. Показания о поведении должны быть уточнены и детализированы. Если в ходе проведения экспертных исследований была выявлена необходимость представления дополнительных объектов и материалов, то эксперты ходатайствуют об их направлении перед лицом назначившим СПЭ. Причем, независимо от того, были и ли нет представлены экспертам вышеупомянутые материалы, их неучтенность, а также устранение от прицельного анализа юридически значимых обстоятельств ходе подготовки экспертных заключений позволяет расценивать последние как не в полной мере раскрывающие клинически значимую историю жизни подэкспертного , а также его психическое состояние и поведение в момент исследуемых ситуаций (криминальной и следственной).

3. Не стали предметом анализа показания ХХХХХХХ, обращающие на себя внимание легкомысленностью и бездумностью мотивации своего поведения и оценки своих действий и последствий своих поступков подэкспертным: «понимал и знал, что Ира несовершеннолетняя и ей всего 12 лет. Я влюбился в Ирину и она в меня тоже…я не смог сдержаться…я с Ирины снял футболку, а штаны и нижнее белье она сняла с себя сама, я тоже разделся полностью. После чего у нас произошел половой акт.», приводятся бездумные объяснения оснований своих поступков: «..я знал уже до этого, что ХХХХХХ всего 12 лет. Но на тот момент я был влюблен в Ирину…Поэтому мы и решили по обоюдному согласию заняться сексом…», высказываются нерелевантные реплики с точки зрения осознания серьезности последствий своих поступков: «…хочу дополнить, что я удовлетворен не был, так как первый раз никто из нас не кончил…и я ушел курить. Второй раз она кончила первая и я не удовлетворился…Дополняю, что при входе в половой акт с ХХХХХХХХХ, я не почувствовал, что она девственница…».v

Более того, даже при экспериментально-психологическом исследовании ХХХХХХХ в материалах заключения экспертизы отмечается значительное снижение критических и прогностических способностей.

Следует отметить, что когнитивные нарушения приостанавливают процесс саморегуляции, в результате чего аномальное поведение может осуществляться без отрицательных эмоциональных реакций. Происходит смещение центра внимания от абстрактных, сжатых, более высоких уровней обработки к конкретным, нижележащим уровням. Согласно T.Ward (2000), "в когнитивно нарушенном состоянии самосознание становится более конкретным, сосредотачивается на сенсациях и движении", субъект не оценивает свои не нормативные действия отрицательно. Фактически, индивид концентрируется на положительных аспектах действия (например, сексуальном возбуждении, оргазме). Сосредоточение на непосредственных эффектах поведения препятствует способности оценить отрицательные последствия в долгой перспективе (например, судебное преследование, причинение ущерба жертве) и таким образом позволяет исключить отрицательные эмоции («несовершеннолетняя… влюбился…не смог сдержаться… произошел половой акт»)

При судебной оценке конкретного преступления в качестве значимых для индивидуализации уголовной ответственности и наказания свойств личности могут выступать такие, которые в момент совершения инкриминируемого обвиняемому деяния ограничивали его способность к смысловой оценке и волевому контролю своих противоправных поступков, то есть снижали возможность осознавать значение своих действий или осуществлять их произвольную регуляцию. В экспертизе такое влияние особенностей личности на поступок освоено через экспертное понятие существенное влияние индивидуально-психологических особенностей на поведение (Сафуанов, 1988г.).

4. Заключение экспертов оказывается уязвимым с точки зрения научной обоснованности выполненных исследований и соответственно—выводов экспертизы. Так, приведенное в заключении «психическое состояние» представляет набор достаточно шаблонных, лишенных индивидуальной окраски фраз: («в ясном сознании. Ориентирован полностью…Доступен контакту…Настроение ровное…В поведении адекватен…Мышление последовательное логичное, обычного темпа…») Не приводится описание испытуемым своих ощущений, переживаний особенностей реагирования как в рамках деликта, так и в ситуации сложившейся судебно-следственной ситуации. Нарушается важный принцип, в соответствии с которым при изложении психического состояния используется описательный метод, причем здесь не рекомендуется использование психиатрической терминологии. При интерпретации полученных данных психиатр должен всегда руководствоваться исключительно клиническими аргументами с последовательным переходом от феноменологического описания к нозографической верификации и функциональному диагнозу.

Такая же поверхностность и формальность проявляется и при изложении соматическогого и неврологического состояния, ограничивающимися фразами: «кожные покровы и видимые слизистые чистые» и «грубой очаговой патологии не выявлено». В частности, неврологическое состояние в том виде, в котором представлено, не позволяет аргументированно исключать измененную неврологическую почву и возможные проявления органических психических расстройств на момент исследования, что несправедливо проигнорировано экспертами, учитывая анамнестические данные в отношении ХХХХХХХХ, включающие данные о «постгипоксическом поражении ЦНС», «ММД с синдромом гиперактивности», неоднократных черепно-мозговых травмах, «посттравматической энцефалопатии с цефалгиями, церебрастеническим синдромом».

Весомые замечания могут быть предъявлены и к психологической части экспертизы. Заключение психолога отступает от традиционной структуры экспериментально-психологического исследования без выделения как таковой резюмирующей части, обобщающей экспериментальные данные об особенностях либо нарушениях познавательной деятельности и личностной сферы и результатов наблюдения при исследовании, помещая вместо этого в конец исследования информацию общего введения об актуальных установках, планах на будущее, жалобах подэкспертного. Игнорирование данного принципа приводит к затруднениям при оценке особенностей психопатологических процессов испытуемого и не позволяет использовать данные психологического исследования в качестве аргументации выводов заключения.

Неполнота психологического исследования характеризуется использованием не всех доступных психологу-эксперту специальных методов и технических средств, необходимых для проведения исследования по поставленным вопросам комплексной судебной сексолого-психолого-психиатрической экспертизы. Исследовательская часть сексолога не подкрепляется дополнительным исследовательским психологическим блоком, наряду с традиционным патопсихологическим, что лишило возможности объективизировать и верифицировать данные сексологического исследования, а также раскрыть целый пласт психологических феноменов, имеющих отношение к психосексуальной сфере. Таким образом, выбор методов исследования не соответствует в полной мере поставленным перед экспертами заданием, что свидетельствует о неполном соответствии проведенного исследования виду экспертизы и экспертному заданию.

5. Синтезируя вышеизложенное, бросается в глаза уклонение экспертов от обоснования своих экспертных выводов. Однозначное и категоричное отрицание каких-либо психических расстройств, психологических особенностей, психосексуальных расстройств как в период криминальных действий, так и во время дачи обвиняемым своих показаний не подтверждается должными аргументами. Таким образом, эксперты при настоящем экспертном исследовании не вполне правомерно прибегают к категоричному ответу в условиях недостаточности или даже отсутствия необходимой для них информации о психическом состоянии подэкспертного.

6. Большинство вышеуказанных замечаний применимы также к заключению экспертов в отношении ХХХХХХХ, так анамнестическая часть акта исследования также подается в краткой форме и содержит лишь краткое фактическое перечисление основных жизненных вех—детский сад, школа («…Болела простудными заболеваниями… Травм…не было…посещала детский сад, адаптировалась хорошо. В школу пошла с 7 лет, в массовую…учится хорошо») причем упоминание этих обстоятельств не сопровождается раскрытием личностных особенностей подэкспертной, ее индивидуальных установок, направленности ее интересов, позволявших бы оценить своеобразие ее личностных характеристик.

Приведенные в заключении ХХХХХХХХХ «психическое состояние», изложения соматического и неврологического состояний также выглядят неоправданно лапидарными («…На вопросы отвечает по существу…Мышление последовательное….Грубых нарушений памяти и внимания нет: уровень развития интеллектуально-мнестической, эмоциональной, когнитивной сфер соответствует возрастным нормативам…», «кожные покровы и видимые слизистые чистые» и «грубой очаговой патологии не выявлено»).

7. Описание поведения ХХХХХХХХХ на момент криминальной ситуации в заключении экспертов перегружено сплошным массированным цитированием свидетельских показаний без выделения существенных, клинически значимых для анализа составляющих. Вместе с тем это производит впечатление некоторой односторонности, поскольку упомянутый источник информации, при отсутствии анализа иных показаний в материалах уголовного дела может содержать описания поведения испытуемой в достаточно специфично организованной ситуации. Свидетельские показания, которые могут выступать вразрез с выводами экспертов, не упомянуты вовсе или свернуты до нескольких декларативных фраз («В качестве обвиняемого от 30 марта 2018 года ХХХХХХХХ вину признает в полном объеме, дает последовательные показания. Обвиняемый показывает, что знал о возрасте потерпевшей, что ей—12 лет». Что делает заключение экспертов уязвимым по части объективности и всесторонности

8. Отмечается несоответствие использованных методов изначальному экспертному заданию. Упомянутая в заключении экспертов батарея экспериментально-психологических методов исследования не может считаться достаточной для оценки понимания сексуальной направленности и социального значения совершаемых с потерпевшей действий. В этих случаях рекомендуется применение методик для направленного психологического исследования сексуальной сферы, которые нацелены на выделение диагностически значимых симптомокомплексов (уточнение степени сформированности структур полового самосознания, структуры сексуальных предпочтений, представления о паттернах полоролевого поведения и т.д.), а также на оценку структур, участвующих в регуляции сексуального поведения: исследование юридически значимых психических процессов, ориентирующих поведение подэкспертной в сексуальной сфере (выбор партнера, восприятие и понимание действий сексуального характера, степени произвольности сексуального поведения и т.д.) (А.А.Ткаченко, Г.Е.Введенский, Н.В, Дворянчиков, 2016г.). Традиционно проводимое клинико-психопатологическое обследование часто оказывается недостаточным, поскольку характер психосексуального развития во многом определяют как поведение этих лиц в криминальной ситуации, так и различия в восприятии происходящих с ними событий, а также последующие процессуальные способности.

Способность потерпевших понимать значение совершаемых с ними противоправных действий зависит от многих психологических факторов, взаимодействующих с особенностями криминальной ситуации, среди которых: эмоциональное состояние потерпевшего, индивидуально-психологические особенности в виде внушаемости, психического развития. В заключении психолога по ХХХХХХХХХ не выявлены признаки, указывающие на какие-либо эмоциональные состояния потерпевшей в криминальной ситуации, которые могли бы привести к сужению сознания, фрагментарности восприятия, нет упоминания о каких-либо индивидуально-психологических особенностях потерпевшей в виде внушаемости, подчиняемости («повышенной внушаемости у подэкспертной не выявлено»), каких –либо значимых интеллектуально-волевых нарушений так же не выявлено («…Уровень знаний и словарный запас соответствует полученному образованию…Мышление последовательное, логика суждений не нарушена…логические и причинно-следственные взаимосвязи выделяет самостоятельно в большей части проб…доступны обобщения по родовому понятию и дифференцировка по существенным и частным признакам…»).

Для потерпевших от сексуальных деяний в основе их потенциальной способности понимать характер и значение подобных действий лежит степень сформированности базовых психологических структур сексуальности, прежде всего, половой, полоролевой идентичности. (А.А. Ткаченко, 2017г.). Кроме того, даже квалификация у потерпевших сформированности только этапа полового самосознания к моменту правонарушения не влечет за собой безоговорочно вывод о неспособности понимать характер противоправных действий без выявления релевантных нарушению понимания сексологических признаков в преломлении к конкретной юридической ситуации. В сексологическом исследовании не упоминается каких-либо нарушений психосексуального развития у ХХХХХХХХХ, несформированности либо искаженности полоролевой идентичности ХХХХХХХХХ, в этом свете заключение психолога о непонимании «социального значения и возможных последствий» сексуальных отношений без должного направленного психологического исследования сексуальной сферы представляется необоснованным и неаргументированным, а квалификация типа поведения испытуемой в момент криминогенной ситуации как псевдопровоцирующего не подкрепляется результатами психологического исследования, не выявившими у испытуемой признаки отставания в психическом развитии (как указано в психологическом заключении «…уровень психического развития несовершеннолетней ХХХХХХХХ соответствует нормам психического развития ее возрастного периода»

9. Таким образом, предоставленные результаты исследования не содержат убедительных свидетельств того, что ХХХХХХХ не могла понимать значение осуществленных в отношении нее сексуальных действий и не могла оказывать им сопротивления, а также выявляют внутреннюю противоречивость, выражающуюся в недостаточной согласованности психиатрической, сексологической и психологической частей и экспертных выводов. Так, если в заключении психолога упоминается «псевдопровоцирующий тип поведения» и отсутствие «повышенной внушаемости» у подэкспертной, то выводы экспертов содержат уже заключение о «пассивно-подчиняемом поведении». Образующееся несоответствие не находит какой-либо трактовки и объяснения, что ведет к впечатлению о двусмысленности и незавершенности экспертных заключений.

ВЫВОД

Таким образом, анализ экспертного заключения ХХХХХХХ показывает, что оно не в полной мере раскрывает клинически значимую историю жизни подэкспертного, так же как и его психическое состояние и поведение в момент исследуемых ситуаций (криминальной и следственной). Таким образом, заключение комплексной судебной сексолого-психолого-психиатрической комиссии экспертов отделения амбулаторных судебно-психиатрических экспертиз ГБУЗ Нижегородской области «Нижегородской областной психоневрологической больницы №1 им. П.П. Кащенко» от 03.05.2018г.№1170 вызывает сомнения с точки зрения полноты и всесторонности проведенного исследования, научной обоснованности. А приведенные результаты исследований в заключении экспертов в отношении ХХХХХХХХ позволяют с высокой степенью вероятности предполагать отсутствие оснований для провозглашения невозможности понимать значение осуществленных в отношении нее сексуальных действий и оказывать им сопротивление, в связи с чем целесообразно проведение повторной комплексной судебной сексолого-психолого-психиатрической экспертизы в отношении ХХХХХХХХ В связи с вышеуказанным целесообразно также проведение повторной комплексной судебной сексолого-психолого-психиатрической экспертизы в отношении ХХХХХХХХ, с постановкой следующих вопросов:

1. Не страдал ли ХХХХХХХ каким-либо психическим расстройством во время совершения инкриминируемого ему деяния и не обнаруживает ли каких-либо признаков психического расстройства в настоящее время?

2. Если да, то мог ли он осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий или руководить ими?

3. Если да, то не лишало ли оно его в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий или руководить ими?

4. Каковы индивидуально-психологические особенности ХХХХХХХХ?

5. Оказали ли они существенное влияние на его поведение во время совершения инкриминируемого ему деяния?

6. Учитывая его индивидуально-психологические особенности, а также конкретные условия ситуации правонарушения, мог ли он правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела и давать о них показания?

7. Способен ли обвиняемый по своему психическому состоянию правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела и давать показания?

8. Имеются ли у ХХХХХХХХ признаки каких-либо аномалий сексуальности, которые оказали бы влияние на его поведение в момент времени, относящийся к инкриминируемому ему деянию?

9. Если таковые имеются, то в какой степени их влияние на поведение было выражено, носят ли они болезненный патологический характер и лишали ли они ХХХХХХХХХ возможности осознавать фактический характер и значение своих действий либо руководить ими в момент времени инкриминируемого ему деяния?

10. Нуждается ли ХХХХХХХХ в применении к нему принудительных мер медицинского характера?

11. Нуждается ли ХХХХХХХХ в применении к нему принудительных мер медицинского характера с учетом возможной патологии сексуальной сферы и связанной с данными расстройствами его общественной опасностью?

Специалист _______________________ Сергеев Сергей Александрович

ПРИЛОЖЕНИЕ №1
(дипломы, сертификаты)


Возврат к списку

Бесплатный анализ и консультация эксперта

ООО "Организация независимой помощи обществу" проводит рецензирование экспертных заключений на всей территории Российской Федерации. Анализ экспертного заключения на соответствие нормам действующего законодательства проводится абсолютно бесплатно! По результатам наши эксперты дают устную консультацию о качестве предоставленного экспертного заключения, что позволяет Вам оценить перспективы подготовки рецензии для суда и внесении ее в судебный процесс.


570+
Рецензий на экспертизы в 2017 году!
Примеры рецензий

Что такое рецензия на судебную экспертизу?

Рецензия на судебную экспертизу – это сложный процесс исследования, в ходе которого происходит проверка судебной экспертизы:

  • На соответствие материалам дела и законодательству Российской Федерации
  • На правильное применение методик,выбранных судебным экспертом для исследования
  • На нарушение процессуального порядка проведения экспертизы, некорректность и необоснованность выводов специалиста
  • На обоснованность ходатайств по запросу дополнительных материалов судебным экспертом, их достаточность
  • На законность применения специального оборудования при проведении судебной экспертизы
  • На наличие специального образования судебного эксперта, его компетентности и стаже работы.

Столкнулись с необъективной судебной экспертизой?

Обратившись в нашу организацию, Вы получите высококачественную рецензию на экспертизу, обладающую мощной юридической силой. В подготовке рецензии на судебную экспертизу часто принимает участие комиссия из нескольких рецензентов, обладающих специальной подготовкой в разных областях знаний. Преимуществом нашей организации является наличие профессионалов высокого уровня, имеющих длительный опыт работы в качестве судебных экспертов, обладающих одним или несколькими высшими образованиями, учеными степенями, а также состоящих в СРО судебных экспертов. В большинстве случаев судья принимает решение о назначении повторной судебной экспертизы, опираясь на доводы, отраженные в рецензиях наших экспертов.

570+
Мы составим авторитетную и профессиональную рецензию!
Примеры рецензий

Почему стоит заказать рецензию для суда
именно у нас:

Бесплатный предварительный анализ
Перед заключением договора на рецензирование экспертизы производится бесплатный анализ материалов судебной экспертизы и определяются наиболее оптимальные направления по разрушению позиции судебного эксперта.
Высокое качество рецензий
В подготовке рецензии на судебную экспертизу принимают участие эксперты самой высокой квалификации. Рецензия на судебную экспертизу будет содержать весомые аргументы в Вашу пользу.
Короткие сроки
Если Вы заказываете рецензию в нашей организации, то мы гарантируем минимальный срок подготовки рецензии на судебную экспертизу. В случае необходимости подготовим рецензию менее чем за 24 часа.

Отзывы наших клиентов:

ООО СТРОЙ-ТРЕСТ
ООО СТРОЙ-ТРЕСТ
Строительная компания РУСЬ
Строительная компания РУСЬ
Служба Такси NANOTRANS
Служба Такси NANOTRANS
ООО Центр Геопартнер
ООО Центр Геопартнер